Welcome, Guest
Username: Password: Remember me

TOPIC: Было́е и ду́мы

Было́е и ду́мы 2 years 11 months ago #840

  • Boris Zhilyaev
  • Boris Zhilyaev's Avatar
Было́е и ду́мы

File Attachment:

File Name: -2.doc
File Size: 46 KB



Борис Жиляев

Я следую в своем разделе произведению «Было́е и ду́мы», написанному в жанре воспоминаний Александром Ивановичем Герценом, русским писателем, мыслителем, революционером, ученым, публицистом, основателем русского бесцензурного книгопечатания. Он писал воспоминания, находясь в эмиграции. Не скрою, проработав в ГАО 54 года, большую часть времени я ощущал себя в состоянии внутренней эмиграции, несмотря на то, что служил ученым секретарем, дослужился до Заведующего Лабораторией, доктора наук. Возможно, причиной был мой менталитет русского человека, родившегося и выросшего в Сибири, вольном крае России. Замечу, что не учет менталитета русского человека в Украине дорого обходится всем нам, учитывая трагические события, связанные с потерей Крыма и Донбасса.
Мои заметки – фрагменты воспоминаний очевидца событий в ГАО с 1962 г. по настоящее время. Я приношу воспоминания как правду, какой она запомнилась мне. Я следую совету Марка Твена, который говорил, что правду надо подносить как пальто, а не швырять ее в лицо как мокрое полотенце.

Перипатетики ГАО

Академик Федоров, директор Обсерватории в 60-е годы, не любил молодых сотрудников, прогуливающихся по аллеям Обсерватории в рабочее время. Он ставил всем в пример В.К., который с 10 до 17 исправно сидел за рабочим столом, отлучаясь только на обед или по нужде. Задолго до академика Федорова (23 века назад) Аристотель (не академик) тоже любил прогуливаться в саду Афинского Лицея со своими учениками, обучая их физике, астрономии и логике. За прогулки эту компанию по-гречески называли перипатетиками. Перипатетическая школа в Афинах просуществовала девять веков, в ГАО – одно десятилетие. Увы, прав, тысячу раз был прав прокуратор Патриотической школы отец Кин, описанный Стругацкими, говоря: «Умные нам не надобны, надобны верные».
В 1960-е годы в ГАО начинает формироваться группа теоретиков в рамках отдела астрофизики. Ее возглавляет доцент В.В. Порфирьев, перешедший в ГАО из Львовского университета, ученик проф. С.А. Каплана, специалист по теории вращения звезд. В состав группы вошли Л.М. Шульман, И.Г. Колесник, Б.Е. Жиляев и Ю.Н. Редкобородый. Шульман и Колесник успешно закончили аспирантуру у проф. Д.А. Франк-Каменецкого (Москва), известного специалиста по физике плазмы. Диссертация Колесника была посвящена закалке ионизационного равновесия в звездах типа Т Тельца. Диссертация Шульмана была посвящена радиовсплескам III типа на Солнце. Жиляев и Редкобородый успешно закончили аспирантуру под руководством Порфирьева. Темы диссертаций были посвящены исследованию конвективных процессов в звездах на критических стадиях эволюции (Жиляев) и термоядерному взрыву на поверхности белого карлика в результате аккреции водорода (Редкобородый). Последняя модель стала со временем общепринятой для объяснения взрывов новых звезд.
В 60-е годы теоргруппой был выполнен цикл работ по теории группового рождения звезд при коллапсе межзвездных облаков. Был обнаружен новый эффект, получивший название «гравитационного взрыва». На эту тему была напечатана статья в журнале Nature. Впоследствии И.Г. Колесник, развил эту тематику и создал школу космической газодинамики в ГАО АН УССР. Впоследствии он покинул ГАО, эмигрировал в США. Л.М. Шульман создал школу кометной физики. Б.Е. Жиляев развил новое направление – исследование микропеременности звезд. В.В. Порфирьев и Ю.Н. Редкобородый в 70-е годы перешли на педагогическую работу.
Спектр теоретических работ Шульмана был очень широк. В 70-е годы он фактически формулирует новое направление в астрономии – астрофизику твердого тела. Он разрабатывает основы теории формирования пыли в нейтральных атмосферах комет и в горячих атмосферах сверхгигантов типа R Coronae Borealis. Его идеи, воплощенные в ряде работ Б.Е. Жиляева и В.Г. Зубко, приводят к обнаружению нового эффекта – возможности существования облаков конденсированного углерода в атмосферах белых карликов (БК) в виде твердых пылинок и жидких капель. Эти звезды преподнесли еще один сюрприз. Некоторые БК состоят из смеси кислорода и углерода, причем смесь в основной массе звезды образует кристаллическую структуру. Твердый раствор кислорода и углерода оказывается термодинамически неустойчивым и распадается на чистые фазы. Причем твердой фазе углерода оказывается энергетически выгодно перейти в аллотропическую модификацию алмаза. Таким образом, было показано, что некоторые остывающие белые карликовые звезды могут представлять собой драгоценный кристалл размером в тысячи километров. Мэтр астрофизики Джон Гринстейн высоко оценил работу. Спустя два десятилетия работу повторили в Великобритании.
Исследования Шульмана принесли ему мировое признание. Он создал кометную школу в ГАО НАН Украины. Десяток астрономов считают его своим учителем. Он написал четыре монографии, провел несколько лекционных курсов в университете и киевских институтах, прочел более двух тысяч лекций в Киевском планетарии. Но звания профессора он не заслужил. Киев, Киев … Скольких он не удержал, скольких изгнал: Г. Сковорода и Н. Гоголь, Т. Шевченко и С. Лифарь, А. Вертинский и М. Булгаков, А. Ахматова и К. Паустовский, И. Сикорский, et cetera, et cetera. Увы, ГАО оказалась маленькой копией Киева. Стараниями начальства растаяла группа теоретиков, сформировавшаяся в 60-е годы. А сколько талантов покинули ГАО потом… Меня, молодого ученого, несмотря на напечатанную статью в журнале Nature, директор ГАО Федоров увольнял по сокращению штатов, первый раз успешно, во второй не позволил профсоюз. В 1967 г. В КрАО состоялась Юбилейная конференция молодых ученых, посвященная 50-летию Советской власти. Два молодых сотрудника ГАО В. Тарадий (астрометрист) и Б. Жиляев (астрофизик) были отмечены дипломами за подписями академиков А.Б. Северного, В.В. Соболева, профессоров С.А. Каплана, И.С. Шкловского, А.Г. Масевич. В. Тарадию и группе молодых астрометристов по этому случаю присудили Премию Ленинского Комсомола. Б. Жиляева вторично подали на увольнение по сокращению штатов. Как ни горько признавать, но В.В. Порфирьеву, Ю.Н. Редкобородому акад. Федоров также открыто предлагал покинуть ГАО. Они ушли, В.В. Порфирьев устроился доцентом во 2-й Московский пединститут, Ю.Н. Редкобородый сначала преподавателем теории вероятности и математической статистики в Институт Народного хозяйства, а потом старшим научным сотрудником Киевской Астрономической обсерватории.
Надо сказать, что за все свое директорство Е.П. Федоров не сделал ни одного мало-мальски серьезного деяния, он не был ни строителем науки, ни собирателем научных земель. И еще он очень боялся умных людей. Яркий пример – Самуил Аронович Каплан, астрофизик с мировым именем. По семейным обстоятельствам он уходил в 60-е из Львовского университета (проф. И. Климишин – ученик Каплана). Хотел устроиться в ГАО. Его блистательно отшили. Потом его с удовольствием взяли в НИРФИ (Научно-исследовательский радиофизический институт, Нижний Новгород, бывший город Горький). В громадном институте, где директором была проф. Грехова, где было 8 зам. директоров по науке, все член-корры АН СССР, для Каплана создали специальный отдел. В Главной астрономической обсерватории Украины ученый с мировым именем, астроном Каплан оказался ненужным.
В ГАО Каплана «сделали» гениально и просто. Директор Федоров не пошел в Академию к Президенту просить за еврея Каплана, он удалился в отпуск, а врио директора еврея Илью Колчинского послал с бумагами в отдел кадров Академии. Яркая внешность Ильи Григорьевича, кто помнит его, поймет, о чем идет речь, придавала истории анекдотический оттенок. Нужно знать, чем был «еврейский вопрос» при советской власти, чтобы понять историю с Капланом. Проблема была трудной, но разрешимой. В НИРФИ проблему решили, потому что там хотели ее решить. Вместо Каплана отдел астрофизики в ГАО на долгие годы возглавил маленький случайный человек. Не будем говорить о нем. Астрофизика в ГАО оказалась в загоне. При любом удобном случае с трибуны неустанно повторяли: ГАО – астрометрическая обсерватория, она создавалась как астрометрическая и останется астрометрической. Интересно, кто сейчас скажет – что теперь с астрометрией?
В 60-е годы Ленинградское ЛОМО изготовило два зеркальных телескопа диаметром 2.6 метра. На тот момент это были крупнейшие телескопы в Европе, крупнейший во Франции на Пик-дю-Миди Bernard Lyot Telescope Кассегрен имел диаметр 2 метра. Первый 2.6.м установили в КрАО, второй предложили Академии наук Украины, ГАО. Было большое брожение умов. Первый заместитель Председателя Совета Министров СССР Иван Васильевич Архипов дважды уговаривал Б.Е. Патона взять телескоп (бесплатно). Главная астрономическая обсерватория АН УССР отказалась. Среди аргументов назывались астрометрический характер исследований, а на ученом совете Е.П. Федоров заставил выступить спектроскописта М.Я. Орлова в духе против, мол, слишком крупный инструмент, не потянем.
Новый молодой директор Я.С. Яцкив поменял политику. С 1972 года началось строительство обсерватории на пике Терскол. Оно закончилось, когда распался СССР. 2-метровый Цейс, достояние Украины теперь основной инструмент, флагман Терскольского филиала Института астрономии Российской Академии Наук. Главная астрономическая обсерватория НАН Украины практически осталась без наблюдательной базы, если не считать 70-см телескоп первого поколения АЗТ-2 в Голосеевском лесу, в черте города, в условиях сильной городской засветки.

27 марта, 2016 г.
The administrator has disabled public write access.

Было́е и ду́мы 2 years 11 months ago #841

  • Жиляев
  • Жиляев's Avatar
Эту заметку я написал поскольку было предложение всем:

Планується видати книгу (назва умовна) «Голосіївське небо. 70 років ГАО НАН України»1.
«Голосіївське вікно у Всесвіт».

В книгу оно не попало.
The administrator has disabled public write access.
Time to create page: 0.116 seconds
Powered by Kunena Forum